00102791 Кузнечное производство НП-ПРИНТ Действительный член Международной Гильдии Мастеров
О нас Новости Члены МГМ Выставочная деятельность Выставочные стенды Микроминиатюра - музей "Русский Левша"
Кузнечный салон Художественная ковка Дерево Контакты Гостевая книга
Галерея редкостей
Главный интернет-парнер
 
 
 
SpyLOG

Международная Гильдия Мастеров

Микроминиатюра

 

Цены на билеты:

                                                                                                          

                                           Будний день      Выходной/праздничный день

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­ПОЛНЫЙ БИЛЕТ                     350 рублей        400 рублей

* ЛЬГОТНЫЙ БИЛЕТ                               250 рублей                                   

ФОТОСЪЕМКА                                        50 рублей

ВРЕМЕННАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ                     150 рублей

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯ             700 рублей     

ИГРОВАЯ ПРОГРАММА      *** УТОЧНЯТЬ У АДМИНИСТРАЦИИ                     

  *Льготная категория граждан: дети в возрасте от 4-х лет, школьники, студенты д/о, студенты з/о (только культура и искусство), аспиранты, курсанты военных училищ,пенсионеры, инвалиды III группы, многодетные семьи 3 и 4 детей (льготные билеты родителям).

Бесплатная категория граждан (только музей, временная экспозиция платно): ветераны ВОВ и боевых действий, жители блокадного Ленинграда, герои СССР, герои Труда,  инвалиды I и II групп, дети-инвалиды + 1 сопровождающий, дети-сироты, многодетные семьи (5 и более детей), сотрудники музеев и выставочных залов при наличии удостоверения, готовые организовать  бесплатное посещение в своё учреждение культуры и искусства                                                                           для сотрудников музея «Русский Левша», корреспонденты СМИ при наличии удостоверения в случае подготовки материалов для публикации, Почетные жители

Санкт-Петербурга и других городов мира, дети в возрасте до 4-х лет.

  ** все льготные и бесплатные категории при наличии соответствующих документов

*** стоимость игрового билета зависит от программы

 
Г. С. Голицын, академик РАН 18.07.2010 года.
 
Отзыв о экспозиции музея «Русский Левша» лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова
 

Как работает и где находится музей можно посмотреть здесь

23 марта 2006 Международная Гильдия Мастеров открыла в Санкт-Петербурге первый в России музей микроминиатюры "Русский Левша". В основе экспозиции уникальная коллекция сибирского умельца Владимира Анискина.
Основатели музея - Татьяна Анатольевна Ковша (1958 г.р.) и Михаил Леонидович Эскин (1970 г.р.).
Директор музея Алеся Николаевна Пуленко.
Экспозиция музея микроминиатюры «Русский Левша» год работала в Каретнике Петропавловской крепости. (г. Санкт-Петербург), также мы работали по адресу: Невский пр., 81 (Вход с проспекта - прямо на второй этаж. На лестнице первого этажа ничего нет) ст. м. Площадь Восстания, сегодня музей работает ул. Итальянская, 35 (Манежная пл.) ст. м. Гостиный двор
Выставочный зал на ул. Марата, 64
Каретник. Петропавловская крепость.
Сегодня музей "Русский Левша" находится на Итальянская ул., дом 35
 
 
Видео микроминиатюр:
 
  
 
Рассуждения мастера Анискина на тему ….
 
Критерии творчества
Однажды один микроминиатюрист задал мне вопрос: «Кого из мастеров на какое место я ставлю?» Признаться, такая «лобовая» постановка вопроса меня несколько смутила. Но пришлось отвечать. Ответ был таким: «Имен я, зная не больше, чем мелькает в Интернете, а на второй вопрос ответить очень просто». И попросил его сформулировать критерии, по которым нужно «ранжировать» мастеров. И даже кое-что сформулировал, чтобы облегчить задачу моему коллеге: по времени занятию микроминиатюрой, по возрасту, по частоте мелькания имен в СМИ, по количеству работ, по уровню амбиций, по количеству проведенных выставок, по количеству дипломов, благодарностей, чинов и титулов… После этого наша переписка закончилась, не успев начаться.
Но вопрос о критериях оценки творчества неоднократно прямо или косвенно продолжал встречаться и напоминать о себе: нет-нет, да и задаст его журналист, или зритель скажет: «А я был на другой выставке – так здесь лучше (или другой вариант – так вот там…)». Особенно мне хотелось услышать сравнительные оценки зрителей. При возможности, если зритель сам касается в разговоре выставки работ другого мастера, я его спрашиваю, что ему в ней запомнилось, что там хорошо, а что здесь и что здесь можно улучшить. Но, к сожалению, зрительские сравнительные оценки оказались совсем неинформативны. Вот собирательный ответ: «Там хорошо и здесь интересно». И никакой конкретики.
Встречаясь с художниками (как профессиональными, так и любителями) задаю вопрос: «Как по произведениям можно оценить профессионализм, талант, уровень? Существуют ли какие-либо более-менее объективные критерии оценки творчества художника или его работы? Потому, - говорю, - меня это интересует, что образование у меня не художественное и умных слов, про глубину образов и о символизме изображенного, я не понимаю, а у меня один критерий, чукотский, «нравится - не нравится». «О! – отвечают мне, - самый верный критерий».
Опыт проведения выставок и общение со зрителем убедили меня, что редкий человек остается равнодушным от просмотра микроминиатюр. И зритель всегда оказывается в выигрыше: смотрел ли он работы одного, двух, трех или всех мастеров. Для того чтобы для зрителя было легче ориентироваться в микротворчестве позволю себе сформулировать важные, на мой взгляд, моменты.
Общий подход к оценке работы (микроминиатюры) (именно работы, а не всего творчества) художника: нравится – не нравится. Если нравится много работ художника, то и художник вроде ничего.
Но микроминиатюры бывают разные. «Большие» и «маленькие», простые и сложные, художественные и не очень. Порой на выставке можно увидеть наряду с микроминиатюрными работами, которые микро совсем не являются. Маленькие, но не микро. Они поддерживают атмосферу Микро, создают количество, но поскольку являются гранью творчества художника, то их присутствие на выставке микроминиатюр оправдано.
Самыми привлекательными являются технически сложные работы, облеченные в художественную форму. Такие работы являются изюминкой любой коллекции, но вследствие своей трудоемкости их не бывает много. Именно такие работы запоминаются зрителю чаще всего. В моей коллекции такими работами являются герои советских мультфильмов.
Порой трудно облечь сложную работу в художественную форму. «Алфавит» и «Спутник» - примеры сложных работ, но никак не художественных.
Более-менее простыми работами являются надписи на рисовом зерне и волосе, Подкованная блоха, Верблюды в игольном ушке.
Еще одной важной вещью является подача (оформление) работы. Работой я называю саму микроминиатюру. Но огромное значение имеет то, как она подана, преподнесена. Зритель не дурак. Он все запоминает, правда оценить может только лишь в сравнении, когда доведется ему смотреть работы других мастеров. На некоторых выставках работы уже будут снабжены увеличительными стеклами, на некоторых выставках на входе будут вручать увеличительное стекло для просмотра. Есть плюсы и минусы у таких систем. К плюсам систем со встроенной оптикой относится то, что работу видно (иногда хоть как-то, иногда хорошо). В случае вручаемых на входе увеличительных стекол есть еще маленький плюсик: зрителю приходиться самому «ловить» работу в резкость, это вносит динамику в просмотр экспозиции и делает ее интересней. К минусам можно отнести вот что. Работы бывают разного размера, и увеличительные стекла бывают разного увеличения. Приемлемым получается вариант, когда работа достаточна большого размера (7-12 мм), а увеличительное стекло имеет увеличение от 1,5х до 2,5х. В этом случае получается хороший результат.
Здесь я себе позволю некоторое отступление, и скажу несколько слов об увеличительных стеклах. Линзы привычные нам, будь то очковые линзы или для бытовых применений, имеют увеличение от 1,2х до, максимум (с запасом), 10х.
На рис. 1 показано сбоку увеличительное стекло. Будем рассматривать только такие линзы, которые образуются путем сечения шара плоскостью. Параболические и двояковыпуклые линзы рассматривать не будем. Параболические линзы очень редки и имеют узкоспециальную область применения, а двояко выпуклые линзы, по сути, мало чем отличаются от образованных сечением плоскостью шара. Позже, в разделе «Про подделки в микроминиатюре», остановимся на вогнутой линзе.
 
 
Рис.1. Линза, образованная сечением плоскостью шара
 
Итак, чем меньше диаметр шара r и чем больше h (рис. 1), тем большее увеличение имеет линза. Плюс к этому, каждая линза имеет свое фокусное расстояние. И это расстояние тем меньше, чем большее увеличение имеет линза.
Если смотреть на объект через линзу - слегка меняя расстояние от объекта до линзы, то можно увидеть искажение объекта по краям линзы. Т.е. в центре линзы изображение резкое, а дальше к краю – размытое. Это явление называется сферическая абберация. Эти абберации тем больше сказываются, чем меньше радиус сферы (что, в основном определяет увеличение), и больше толщина h (что эквивалентно диаметру линзы). В результате получается ситуация, когда для детального просмотра работы требуется достаточно большое увеличение (здесь, напомню, мы говорим о линзах с увеличением 1,2-10х), но диаметр у такой линзы маленький (~12-20 мм), а абберации большие. Т.е. мелкую работу через линзу хорошо не посмотришь.
Каждый мастер подходит к оформлению работы исходя, главным образом, из своих возможностей решить вопрос с оптикой для просмотра работы. Даже не из эстетических, дизайнерских и прочих соображений (это все вторично), а плясать приходится от оптики. Физику не обманешь…
Вам, уважаемый читатель, наверное, доведется бывать на выставках других мастеров. Обратите внимание на оптику.
Бывает, что на входе зрителю дают линзу большого диаметра, с большим фокусным расстоянием, и абберации невелики… Только вот увеличение всего у такой линзы 1,2-1,5х. и работу в подробности и в деталях рассмотреть невозможно. Вот и попробуй, оцени ее сложность… то ли это ВЕЩЬ, то ли микровещичка… Как правило, у микровещиц нет рядом хорошей фотографии с детализацией фрагментов объекта.
Самым подходящим устройством для просмотра экспонатов является микроскоп. Но и здесь есть свои особенности. Существуют микроскопы, которые переворачивают изображение сверху вниз и справа налево. Т.е. если мы положим под микроскоп, например, букву «В», то в окуляр микроскопа мы увидим картинку, показанную на рис. 2. Схема такого микроскопа осесимметрична (рис. 3) проста и удобна. Вот только изображение она переворачивает. Для того чтобы зритель видел работу привычным образом, в случае осесимметричной схемы микроскопа, сам микрообъект приходится размещать вверх ногами.
 
 
Рис.2. вид буквы «В» в переворачивающем изображение микроскопе
 
 
Рис.3. Упрощенная схема микроскопа, который переворачивает изображение
 
У меня нет цели подробно описывать оптические схемы микроскопов. Только два-три крупных мазка, что бы у зрителя сложилось общее представление о микроскопах.
Размещение микрообъекта вверх ногами неудобно и у зрителей, которые не имеют никакого понятия о свойствах оптических систем, вызывает недоумение перевернутые объекты: видит зритель, допустим, блоху в окуляр привычным образом, а потом, смотря со стороны и пытаясь найти взглядом эту блоху, обнаруживает ее перевернутой и недоумевает – она не она, и почему она вверх ногами.
Есть другая оптическая схема микроскопа. Она представлена на рис.4. Эта схема уже не является осесимметричной, и, самое главное, такие микроскопы изображение не переворачивают.
 
 
Рис.4. Неосесимметричная схема микроскопа
 
Показанные на рис. 3 и 4 схемы относятся к монокулярным микроскопам (т.е. тем, где зритель смотрит только одним глазом). Изображение в такой схеме строится через центральную часть объектива.
Бинокулярная схема (т.е. зритель смотрит двумя глазами) может так же строить изображение через центральную часть объектива, а может быть и стереоскопической. В этом случае посторенние изображения осуществляется через различные части объектива. Получается так, что левый и правый глаз смотрят под различными углами на объект. Разные изображения одного и того же объекта нашим мозгом воспринимаются как одна объемная картинка. Под таким микроскопом я и работаю. Название его МБС-9.
Для оформления своих работ я использую микроскоп по схеме на рис. 4. Беда в том, что микроскопы по такой схеме, готовые к их использованию в оформлении работ, не продаются. Приходится использовать монокуляры, которые представляют собой половину бинокля. Но монокуляр – это устройство, которое дальнее изображение приближает, а вовсе не увеличивает маленькое. Как же его переделать в микроскоп? Для этого просто нужно заменить объектив. Но это просто только на словах. На самом деле раздобыть такой объектив невероятно трудно – они не продаются, т.е. их нет в свободной продаже. Считаю, что мне повезло родиться в Новосибирском Академгородке, где на малой площади сосредоточено большое количество научных институтов. Мне помогли с решением этой проблемы.
Итак, оформление работы очень важно в эстетическом плане восприятия зрителем, но каждый мастер решает этот вопрос исходя исключительно из своих возможностей.
Но вернемся, все же от оптики к работам. Как же все-таки можно оценить уровень не мастера, а его работы. Следует смотреть на детали. Если это, например, чей-либо портрет, то насколько он похож, в какой технике выполнен (нарисован акварелью или маслом, вырезан из косточки или выполнен в металле). Что этот портрет сопровождает: рамка или какое другое оформление. Если это подкованная блоха, то нужно смотреть, прежде всего, на ширину подков: они не должны быть шире лапы блохи. Далее нужно разглядеть гвоздики. Они должны быть видны. (Правда, бывают ситуации, когда гвоздики есть, но их не видно. Это объясняется одинаковым цветом металла подков и гвоздей, а также неудачным освещением).
Мое глубокое убеждение, что на восприятие работы зрителем влияет и сам микрообъект, и его подача, и его оформление. Но самое главное – дух творит себе форму! С каким чувством работает мастер над своим изделием, сколько сил он вкладывает в то чтобы придумать и воплотить оправу и оформление для своего детища – все это незримо отражается на экспонате и затем воздействует на зрителя.
Бывает, смотришь на чью-то работу – и хороша, и правильна, и технична, но… что-то она холодная и колючая. А бывает и наоборот – и простовата, и угловата, и неказиста, но тепленькая и мягонькая. Получается, что какими словами не описывай работу, приходишь к, так называемому, чукотскому критерию: нравится – не нравится. А если нравится много работ художника, то и художник вроде ничего.
Еще один способ можно использовать для оценки творчества художника-микроминиатюриста. Это масштабно-сравнительный анализ. Что имеется в виду? Микроминиатюристы часто используют в качестве основания, подставки для своих работ следующие элементы: игольное ушко, рисовое и маковое зернышки, волос, косточки яблони и винограда. Вот и нужно взять один элемент, например игольное ушко, и посмотреть повнимательней у кого, что там выполнено и какого оно размера. Далее берем маковое зернышко. Смотрим. У одного только надпись на нем, у другого уже и рисунок, а у третьего трехмерные объекты. Рассмотрим волос. У одного он просверлен и там внутри роза, у другого только надпись в одну строчку, а у третьего вообще нет работ с ним.
Возможна и вариация масштабно-сравнительного анализа. В ней нужно брать за основу не масштабный элемент (ушко иголки, зернышки или волос), а технику и посмотреть качество и размер ее воплощения. Например, взять микроживопись, и посмотреть, у кого она в каком виде представлена. И окажется, что у одного большое разнообразие сюжетов и размеров, у другого микроживопись в зачаточном состоянии, а у третьего ее вообще нет.
У мастеров бывают еще такие работы, которые не демонстрируют ни технику, ни поражают размерами, но преподносят интересную идею. А если она (идея) к тому же еще и красиво подана, то такая работа всегда нравится зрителю и дает плюс творчеству мастера.
Вот если терпеливо, скрупулезно и внимательно рассмотреть работы мастеров, в обязательном порядке, не забывая про оформление и подачу, можно составить примерную картину - что из себя представляет тот или иной мастер.
Я попытался очень аккуратно сформулировать если и не критерии, то задать вектор оценки творчества художника-микроминиатюриста. Меня, конечно же, можно упрекнуть в необъективности, в том, что ты, мол, под себя эти критерии сформулировал… Низко кланяюсь, и прошу прощения. С удовольствием и радостью услышу дополнения и поправки к моему вектору оценки творчества.
 
 
Про крышу мастера.
Микроминиатюристом быть трудно. Поскольку микроминиатюра очень редкий вид искусства, то к микроминиатюристам проявляется повышенный интерес со стороны средств массовой дезинформации. И каждый мастер получает долю внимания и славы. И от этих медных труб, от восхищенных зрительских отзывов крыша может поехать. И поехать может достаточно серьезно. Свою подпираю со всех сторон, но не уверен в прочности своих подпорок.
Какое это жалкое зрелище – талант с сорванной крышей…
Думаю, что может появиться в будущем мастер микроминиатюрист с талантом и руками, но сильно жаждущий славы. Славу свою он будет снискивать, создавая не сложные, но провокационные работы, эксплуатируя, в основном, сексуальную и зло (сатанинскую) тематики. Гнать такого в шею отовсюду, где он только появится! Это не мастер, это поганец.
 
 
Про иконы в микроминиатюре
Икона отображает святость. Изображения на иконах просты по сравнению с художественными портретами. Поэтому они привлекательны для выполнения их в минкромасштабах. Но ведь икона помогает человеку молиться, устремляет его внутренний взор к святости… А что происходит, когда икона уменьшена до размера в 1мм? Она теряет свое предназначение и превращается в микроудивлялку. А со святыней так обращаться нельзя. Нужно очень трепетно относиться к воплощению религиозной тематики в микроминиатюре. Кроме того, неискушенный зритель может ошибиться, увидев в экспозиции микроикону, подумав: «О, он иконы делает… Хороший мастер…»
 
 
Про подделки в микроминиатюре
Я уже говорил, что микроминиатюристом быть трудно. Работа над экспонатом может потребовать большого количества времени и отнять много душевных сил. На создание небольшой добротной коллекции с хорошим оформлением уходят годы. С другой стороны зритель очень доверчив. И вот здесь, на этой почве (хорошую коллекцию делать долго, а славы и денег хочется сейчас), и возникает соблазн: сделав несложный объект выдать его за что-то удивительно сложное. И ведь есть такая техническая возможность! Это вогнутая линза. Сечение такой линзы показано на рис. 5. Такая линза объект не увеличивает, а наоборот, уменьшает. Сделав к тому же так, что зритель не будет иметь возможности рассмотреть объект сбоку или сверху, а только через линзу – можно спокойно, легко и быстро наделать много работ и дурачить зрителя.
Так что, уважаемый читатель этих строк, если вам покажут «Розу в волосе», или «Верблюдов в волосе», или что-либо еще, а микроскопа нет, а главное работу со стороны не видно, твердо знайте, вас обманывают!
 
 
Рис.5. Вогнутая линза
 
 
Про ящик коньяка
Есть в моей коллекции работы достаточно сложные. Это:
- Кубок УЕФА
- Алфавит
- Вини-Пух
- Орден Суворова
- Георгиевский крест и орден Славы
- Роза в волосе
Я хотел бы бросить соревновательный вызов: если кто сделает эти работы лучше*, тому я ставлю ящик коньяка.
 
* Сделать лучше подразумевает следующее:
- либо сделать объект того же размера, но существенно детализованный.
- либо сделать объект меньше (не менее чем на 25% по габаритному размеру), но уровень деталировки объекта должен остаться прежним.
 
Прошу не считать мой вызов самонадеянным, хвастливым и горделивым. Здесь я преследую совершенно другую цель. А именно. Будут появляться у нас в стране новые мастера. И, надеюсь, мой вызов будет для них ориентиром, обозначением некоторого уровня (не будем уточнять высоту этого уровня, ибо: а судьи кто?). Пытаясь сделать лучше*, не зная, как это делал я, этот человек будет искать свой путь. И на этом пути он будет, я уверен, находить новые технологии, способы, придумывать свои хитрости, которые позволят ему сделать, пусть и не перечисленные мной работы, но новые, другие, интересные и свои.
Так что, мой вызов относится главным образом к новичкам в микроминиатюре. Ну, а если кто из уже состоявшихся мастеров горделиво захочет «утереть Анискину нос», то скажу две вещи. Первое: «Что ж, попробуй». Второе: «Но и ты, друг, дай мне задачку и назначь награду, что бы условия были равны».
 
 
 
 
 
 
Слова Н. Лескова:
"Все, что есть чисто народного в "сказе о тульском косом Левше и о стальной блохе", заключается в следующей шутке или прибаутке: "англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали да им назад отослали". Более ничего нет о "блохе", а о "левше", как о герое всей истории ее и о выразителе русского народа, нет никаких народных сказов, и я считаю невозможным, что об нем кто-нибудь "давно слышал", потому что, - приходится признаться, - я весь этот рассказ сочинил в мае месяце прошлого года, и левша есть лицо мною выдуманное".

Текст из книги Сядристого Н. С. "Тайны микротехники":
"Так, в 1785 году по велению фаворита Екатерины 11 князя Потемкина в Англию были направлены два тульских оружейника Сурин и Леонтьев, которые должны были научиться у англичан оружейному делу. Оказалось, что англичане сами удивились умению и мастерству русских оружейников. Русским мастерам предложили остаться в Англии. Леонтьев остался, а Сурин вернулся на родину, отказавшись от баснословной суммы денег. Екатерина 11 назначила его" руководителем всех дел, оружия касающихся", на одном из тульских заводов.

Сведения об этих двух мастерах можно найти в книге В. Н. Ашуркова "Тульские мастера оружейного дела", а также в "Оружейном сборнике", изданном в 1905 году С. А. Зыбиным - начальником мастерской Тульского оружейного завода".

 

Микроминиатюра - редкий вид искусства, представляющий собой создание под микроскопом маленьких удивительных творений. Порой настолько маленьких, что их просто нельзя разглядеть невооруженным глазом.

История микроминиатюр берет свое начало более двух тысяч лет назад, родиной этого вида искусства считаются Япония и Китай.
Искусство микроакварели в Японии и Китае известно очень давно. В свое время оно даже существовало как цеховое производство. Микроакварели выполнялись на зернах, тонких деревянных дощечках, шелке. Одна из акварелей, выполненная на рисовом зерне тринадцать веков назад, еще в эпоху китайской императорской династии Тан, храниться в Лувре. Особенно широко были распространены акварели на шелке, вытканном из паутины особого вида пауков. Самые крупные из таких акварелей по размерам не превышали современных монет. Шелк натягивался на серебряную или золотую проволочку, служившую рамкой. И потом на ткань наносилась акварель. Несколько таких картин сохранилась до наших дней. Они поражают филигранностью рисунка и свежестью невыцветающих красок. Акварель наносилась очень тонким слоем, поэтому рисунок насквозь просвечивается, как современная кинопленка. Секреты изготовления красок и технология нанесения тончайших мазков забыты или утеряны.

Есть сведения, что микроакварели и надписи на зернах были известны в Древней Греции. Японский художник Хокусаи Кацусика (1760-1849), автор всемирно известных "Сто видов Фудзи", тоже увлекался микроминиатюрами. Однажды, демонстрируя свое умение, он, бегая по площади с ведром туши и делая на ходу мазки метлою, за несколько минут нарисовал на городской площади образ божества величиной в 200 квадратных метров. Рисунок можно было рассмотреть лишь с крыши находящегося рядом храма. А потом за такое же время он нарисовал пару воробьев на зерне кукурузы. Рисунок был настолько мал, что рассмотреть его можно было лишь через увеличительное стекло.

В Лувре хранится акварель, выполненная в VII веке нашей эры. Также известно, что английской королеве Елизавете на день рождения было подарено рисовое зернышко, на котором был выполнен пейзаж акварелью.
В России и ближнем зарубежье едва ли насчитается более десятка человек занимающихся таким интересным делом: Николай Сядристый (г. Киев, Украина), Валерий Дворянов (г. Череповец), Анатолий Коненко (г. Омск), Эдуард Казарян (Ереван, Армения), Николай Савидов (г. Балхаш, Казахстан), Николай Алдунин (Москва), Юрий Деулин, Павел Куликов (г. Павлово-на-Оке), Владимир Анискин (Новосибирск), Александр Сысолятин, Михаил Маслюк (г. Жмеринка, Украина). Все мастера самоучки, так как школы микроминиатюры не существует.


Вот что рассказывает о своем творчестве художник Владимир Анискин: "…Вот и мне довелось уже несколько лет творить под микроскопом, маленькие симпатичные поделки. За несколько лет удалось сделать около двадцати микроминиатюр. Это, прежде всего, классика жанра: подкованная блоха, караван верблюдов в игольном ушке, надписи на срезе рисового зернышка и человеческого волоса. Есть и аэродром из 20 самолетиков и вертолетиков на срезе макового зернышка, и шахматный столик величиной со спичечную головку, и художественные композиции "Молодое вино" и "Авианосцы" и др.
На выставках своих работ меня всегда спрашивают "А как это делается? А какими инструментами вы это делаете? Что нужно знать и уметь, чтобы делать такие вещи? Это сколько ж терпения нужно и сколько времени уходит на создание одной работы?" Постараюсь ответить на эти вопросы.
Делается все это под микроскопом. Вручную. Без использования каких-либо манипуляторов. Инструмент держу, зажав пальцами. Если, например, взять иголочку и расположить ее в поле зрения микроскопа и максимально успокоиться, расслабиться, то иголочка начнет "трепыхаться" в такт сердцу. Это одна из бед и трудностей микротворчества. Причем "трепыхания" эти существенны и от них никак не избавишься. Поэтому приходится к ним приспосабливаться - особо тонкую работу выполнять между ударами сердца.

Инструменты я придумываю и изготавливаю сам. Взять, например работу: восемь верблюдов размещены внутри конского волоса. Диаметр конского волоса 0,12 мм (что чуть больше чем толщина лезвия). Волос просверлен вдоль своей оси, диаметр отверстия 0,08 мм. Значит нужно сделать сверло, заточить его и просверлить волосок. Но это еще не все. Волосок затем нужно еще и отполировать (чтобы он был прозрачным). Причем отполировать его нужно и снаружи и изнутри! Но и это еще не все. Разместить восемь верблюдов (я опускаю, что их нужно еще сделать высотой меньше 0,08 мм) внутри волоса не повредив их, и чтобы они находились все в одной плоскости - очень и очень трудно. Сверло, сверление, полировка - на решение этих задач уходят годы.

Что нужно, чтобы заниматься микроминиатюрой? На мой взгляд, только огромное желание. Желание порождает терпение, усидчивость и настойчивость…"
Николай Сядристый автор книг "Важно ли подковать блоху" и "Тайники микротехники". Последняя стала настоящим мировым бестселлером. Автор самых миниатюрных в мире работ ввел в язык новое слово - "микроминиатюра". Мастер создал самый маленький в мире действующий электрический мотор, который по размеру в 20 раз меньше макового зерна, и самую маленькую в мире книгу - "Кобзарь" Тараса Шевченко.

"Микроминиатюры отражают достигнутый людьми уровень обработки самых различных материалов. Они рассказывают о культуре человеческого мышления. Вещь, способная удивить человека его же возможностями, оказывает большое воздействие..."
Первой своей настоящей работой Сядристый считает композицию "В. Андреев". Зуд соревновательности не давал ему покоя с тех пор, как прочитал в газете, что в далекой стране есть гитара чуть поменьше макового зерна. За несколько месяцев с помощью самодельных инструментов изготовил Николай Сергеевич на стекле портрет композитора В. Андреева и балалайку в футляре. И все это разместил в пустых половинках разрезанного макового зерна.
Ко многим своим микроминиатюрам Николай Сергеевич пишет стихи. Вот одно из последних стихотворений - к книге Тараса Шевченко "Кобзарь", страницы, которой можно перелистывать только кончиком заостренного волоса, а сшита она паутинкой: "Не книга я, а мысли сжатой пламень, что долговечнее, чем царство или камень".
А это стихотворение названо "Время", оно - к металлической стрекозе со встроенными в ее головку часами: "Здесь все прекрасно, как вначале, - поля, дороги, облака. И - миг, летящий сквозь века со светлым отзвуком печали..."

В настоящее время работы Николая Сядристого можно увидеть в Киеве (Киево-Печерская Лавра). А в Санкт-Петербурге (ул. Марата, 64) действует постоянная экспозиция Владимира Анискина. Работы других мастеров гастролируют по городам мира, покоряя сердца публики.

Увеличить Увеличить Увеличить Увеличить

Международная Гильдия мастеров и музей "Русский Левша" проводят совместный проект с театром Музыкальной комедии - 4, 11 и 30 апреля вы увидите в театре два удивительных зрелища: в 18 часов - настоящую подкованную блоху, а затем в 19 часов - спектакль "Левша", где главный герой прославился тем, что блоху подковал.
Увеличить Увеличить
Наш музей находится по адресу: ул. Итальянская, дом 35.
Телефоны для связи: 312-88-97; 312-88-09